Кони богов и земляные валы

Удивительные истории о призрачных конях и всадниках известны в Великобритании каждому. Не менее удивительна уффингтонская «Белая лошадь» — один из знаменитых наскальных рисунков длиной 112 м. Подобных в этой холмистой части Англии имеется много. Все они изображают лошадей или всадников, похожих на гуннов. Предполагается, что возникли они в эпоху железного века. В непосредственной близости часто находят земляные валы, о предназначении которых можно только гадать. Были ли эти белые лошади и великаны символами богов плодородия? Служили ли земляные валы укреплениями или ограничивали площадки для культовых церемоний? Нет объяснения и гигантским размерам этих фигур, рассмотреть которые можно только с воздуха 

Знаменитая «Белая лошадь» в Вестбери существует в таком виде с 1778 г. 

Рассказывают, что там, где британское шоссе А338, оно же Тидворт Роуд, подходит к местечку Хангерфорд, многие водители даже среди бела дня резко жмут на тормоза, увидев необычное явление. Если верить местным легендам, на шоссе появляется юная леди на белом коне, пересекающая дорогу, не обращая внимания на автомобили. Когда водитель в раздражении или испуге опускает окно, чтобы сказать ей все, что он о ней думает, та просто испаряется вместе со своим конем. Потому что она — привидение. В конце концов, мы с вами находимся не где-нибудь, а на Британских островах, где такие явления, как известно, в порядке вещей.

Эта призрачная леди — далеко не единственная среди привидений-всадников, обитающих на архипелаге, расположенном между Северным морем и Атлантикой. Белые кони-фантомы являются здесь любителям легенд и пугливым обывателям достаточно часто, особенно в графстве Беркшир, в Финкампстеде, а также в других романтических местах. Они едут верхом по каким-то своим делам и исчезают так же загадочно, как появились. 

Существует и старинная легенда о леди Годиве из Ковентри, прокатившейся однажды по городу в чем мать родила, прикрытая только своими длинными волосами, на своем жеребце. История же про перекресток Бэнбери сохранилась еще с языческих времен, ей уже 1000 лет. За это время животные-призраки, наверное, устали не меньше, чем англичане, вплоть до XIX в. державшиеся древних обычаев, так или иначе связанных с белой лошадью. 

Тот, кто сам не верит в привидения, но все же хотел бы увидеть одного из этих загадочных коней, может проехаться по шоссе, ведущему от Лондона до Бристоля. В 17 км от городка Суиндон неподалеку от Уффингтона, в «Долине Белой лошади», он найдет то, что ищет: там, на самой вершине холма, похожего на столешницу, изображен жеребец огромных размеров. Он ярко белеет на зеленом фоне английского газона. Его длина от головы до кончика хвоста составляет ровно 112 м. Его буквально вырезали из грунта. Тонкий слой почвы вместе с травянистым покровом удалили, обнажив меловую породу, которая и образует контуры этого удивительного животного. 

Никто не знает, когда была создана уффингтонская «Белая лошадь». Разумеется, она давно бы заросла травой, если бы не многовековой обычай: люди поддерживают ее в первозданном виде. Местное население «реставрировало» лошадь раз в 7 лет, в день летнего солнцестояния. На холме над лошадью люди отмечали праздник Середины лета, а заодно очищали белую фигуру от выросшей травы и прочей растительности. 

Гигантский конь 

С местным праздником связан еще один обычай, распространенный во многих районах Англии. Через земляные валы, расположенные ниже лошади, крестьяне перекатывали большие головы своего круглого сыра. Возможно, эта традиция представляет собой остаток какого-то ритуала в честь божеств плодородия или позднейший вариант языческих «огненных колес», которыми солнцепоклонники многих регионов Европы в дохристианские времена чествовали своего великого бога-жизнедателя. 

С тех времен в некоторых странах континента еще сохранился ритуал огня в честь солнцеворота, зажигаемого на горах в самую короткую ночь года (только в Швейцарии он приурочен к Национальному празднику 1 августа). 

С 1857 г. в Уффингтоне больше не проводят празднеств в честь «Белой лошади». Вездесущие сорняки, конечно, скоро бы не оставили и следа от легендарной фигуры, если бы заботу о ней не взял на себя государственный британский Департамент окружающей среды. 

Этот гигантский конь, конечно, очень древний. Однако определить его возраст хотя бы приблизительно не берется никто. Даже известные эксперты по наскальным рисункам говорят лишь, что его создали, скорее всего, в период между 500 г. до н. э. и началом нашей эры, потому что стилистически он напоминает более древние фигуры, принадлежащие к так называемой Латенской культуре, восходящей к кельтам и распространенной в эпоху железного века почти по всей Европе. Вполне возможно, что на сравнительно отдаленных Британских островах она могла сохраниться и в первые века христианства. Не исключено, что именно тогда «уффингтонская Белая лошадь» и появилась. 

Конь — священное животное германо-скандинавов 

В пользу этой гипотезы говорит еще один факт: подобные изображения коней имеются и на монетах той же древней эпохи. Нумизматы могут подтвердить, что изображения и символы на монетах и банкнотах далеко не всегда возникали в то же время, когда деньги чеканились или печатались: часто они гораздо старше того платежного средства, которое собой украшают. Поэтому многие эксперты считают, что подобные «лошадиные мотивы» тоже восходят ко временам гораздо более ранним, чем их изображения. 

Похожие изображения, хотя и меньших размеров, встречаются в районе Виттлюкке (Танум, юго-запад Швеции). Конь был у германо-скандинавов священным животным. Так, большинство современных потомков германо-скандинавов не отваживается есть конину — мясо животного, служившего символом бога Одина (Вотана) и почитавшегося в его культах. Древний конь и ныне украшает гербы нескольких городов, например, Ганновера в Германии. В гербах, кстати, встречаются и другие древние символы — например, трискеллион (тройной молот) бога Тора. Так что память у народа не такая уж плохая, если он в течение столетий и даже тысячелетий не забывает о том, что когда-то было для него священным. Взять хотя бы названия дней недели: четверг называется по-немецки 

Donnerstag, по-английски Thursday, то есть посвящен богу Тору (Донару). А вторник, он же Dienstag или Tuesday — богу Тиру, он же Тью или Зиу. 
В 1963 г. британский историк С. Дж. Уайлдмен отправился на розыски наскальных рисунков, когда-то располагавшихся, по преданию, вблизи от Бэнбери — того самого места, о котором поется в детской песенке. В старинных записях упоминается «Гнедой Тьюзо» — гигантский конь, которого восстанавливали до 1461 г., а потом он зарос травой. Почва здесь не меловая, а глина с песком, поэтому и конь был не белым, а рыжим. 

Сняв траву, Уайлдмен сразу же нашел не одну, а целых несколько фигур: огромного человека около 50 м ростом с кнутом в руке, водоплавающую птицу, похожую на гуся с поднятой головой, и одного из тех легендарных коней, которых многие историки считают изображениями драконов. 

И, наконец, под ними он обнаружил еще одно огромное животное длиной около 100 м. Имя легендарного коня — Тьюзо — тоже необычно. Уайлдмен истолковал его как «Холм Тью». А Тью был древним англосаксонским божеством, соответствовавшим уже упоминавшимся тевтонскому Зиу или германскому Тиру. Недаром английское название вторника, Tuesday, тоже произносится как «Тьюсдэй», «День Тьюса». 

Конь или дракон? 

В мифе об этом англосаксонском Тью говорится, что ему удалось укротить некое злое чудовище, то есть победить силы тьмы, как весна побеждает зиму. Вот тут-то и срабатывает вновь народная память: в непосредственной близости от фигур на «Холме Тью» находятся Спринг Хилл («Холм Весны») и Санрайз Хилл («Холм Восхода»). Одно это удивительное совпадение могло бы, вероятно, подсказать разгадку всех археологических загадок. Однако для этого необходима «инвентаризация» британских Hill Figures, всех этих загадочных «фигур на холмах». Ведь их список не ограничивается «уффингтонской Белой лошадью» и коллекцией фигур на холме Тьюзо. 

Там, где Солсберийская возвышенность переходит в долину Пьюи, расположен Вестбери, городок в графстве Уайлтшир. Неподалеку оттуда, на склоне холма Брэттон Даун, находится «вест-берийская Белая лошадь». В своей нынешней форме она существует с 1778 г.; прежде на этом месте была другая лошадь, более древняя, изображенная не столь реалистически. Контуры этого древнего рисунка очень напоминали ту странную «лошадь» в Уффингтоне, то есть возникли они, вероятно, в одно и то же время. 

На древний возраст указывает и комплекс земляных валов, окружающий вершину холма над «вестберийской лошадью». Многие археологи считают его крепостью. Как можно было оборонять такую крепость, ученые благоразумно умалчивают. Тем не менее «крепость» как-то связана с «лошадью», ибо на холме в Уффингтоне имеется такая же. Подобные сооружения встречаются рядом и с другими гигантскими фигурами. 

Одно из самых знаменитых таких сооружений, Мэйден Касл, находится в Дорчестере на южном побережье Англии. Этот огромный комплекс шириной 500 м и длиной около 1 км был возведен, по всей вероятности, еще в эпоху каменного века. 

Земляные валы древних 

Во всяком случае, люди железного века пользовались им вплоть до прихода римлян. Мэйден Касл — самое крупное из древних земляных сооружений в Англии. Белых фигур в непосредственной близости от него до сих пор не найдено. Но кто знает, что скрывается под густым травяным покровом? 

В нескольких километрах к северу от него, возле Серн-Эббас, лежит Джайент Хилл (Холм Великана), на котором есть как земляной вал, так и меловой рисунок. Однако на этот раз не лошадь, а огромное божество с дубинкой в поднятой правой руке. И снова понять назначение, а также взаимосвязь «крепости» на вершине холма и диковатой человеческой фигуры на его склоне нам помогает древний обычай. На холме, внутри его земляных стен, местное население веками отмечало 1 мая — Праздник начала весны. Юноши и девушки воздвигали там Майский шест и танцевали вокруг него древние танцы. 

Этот праздник тоже был посвящен культу плодородия, даровать которое мог и Белый Великан из Серн-Эббаса. Некоторые исследователи отождествляют его с Гераклом, Гелитом или Гогом, одним из самых могучих героев дохристианской мифологии. Позже церковь в борьбе с язычеством превратила его в одного из подручных Сатаны, врага Христа. Что, впрочем, не мешало суеверным англичанкам вплоть до XIX в. прибегать к его помощи. Они продолжали верить в могущество древнего великана. Если брак долго оставался бездетным, женщины приходили ночью спать на теле гиганта, надеясь на его плодородную силу. 

Еще одним дикарем, расположившимся среди живописного ландшафта Южной Англии, выглядит «Вилмингтонский Верзила», нарисованный на холме Виндовер Хилл неподалеку от Вилмингтона в Суссексе. Со своим впечатляющим «ростом» — 77 м — он вполне может считаться крупнейшим в мире изображением человека. 

Культовая фигура доисторических солнцепоклонников 

Есть там и следы древних земляных стен. Британский археолог Т.С. Летбридж считает его культовой фигурой доисторических солнцепоклонников. «Верзила» выглядит иначе, чем Великан из Серн-Эббаса. Высокий, худой, тянется он ввысь по склону холма, держа в каждой руке по длинной палке. Разные спекулянты от археологии любят порассуждать о том, что он таким образом символически открывает врата Солнцу. Однако не исключено, что в древности верхушки обеих палок венчали солнечные диски. Подобные изображения встречаются и в Скандинавии. 

Вряд ли до нашего времени сохранились все меловые великаны и белые лошади древней Англии. С течением столетий многие из них исчезли под травяным плащом. И, хотя время от времени кому-то из археологов удается наметанным глазом открыть новую гигантскую фигуру, это все-таки редкий случай. В 50-е гг. XX в. Летбридж отправился на поиски великана, существовавшего когда-то, согласно легенде, в районе холмов Гогмагог под Вандлбери (недалеко от Кембриджа), где были обнаружены остатки поселения эпохи железного века. 

Ученый сам удивился, когда ему удалось найти великана и еще две человеческие фигуры, потом лошадь, напоминающую уффингтонскую, а потом еще триумфальную колесницу. Один из богов размахивал мечом; Летбридж счел его мифическим Вандилом. Второй великан мог быть Гогом или богом Солнца. 

А третий, точнее третья, оказалась женщиной, которую он отождествил с Магогой или Эпоной, древней галльской богиней-покровительницей лошадей: «рост» — 40 м. Частично расчистив фигуру, Летбридж попробовал оценить ее возраст. По его мнению, она была создана в период около 200 г. до н. э., а обе мужские фигуры — лет на 150 раньше. К сожалению, это место в наши дни опять заросло. 
«Инвентарный список» нужно не только составить, но и проанализировать заново. Сейчас можно предположить, что огромные древние фигуры составляли единый комплекс с земляными валами. Мнение археологов-классиков, что это были крепости, не выдерживает критики, потому что их некому было оборонять. Да и по своим очертаниям они мало напоминают укрепления. Так, обе «фронтальные стены» многокилометрового Мэйден Касла прорезаны странными, лабиринтообразными «окопами»-входами, что с военной точки зрения абсолютно бессмысленно. Однако с культовой точки зрения это может быть вполне оправданно, ибо лабиринт, как известно, имел огромное мифологическое значение у многих народов древности. 

Признаков, что «крепости» играли роль святилищ, имеется много. С одной стороны, римляне, завоевав Англию, нашли Мэйден Касл еще действующим и, видимо, уверовали в святость этого места, потому что сами воздвигли храм внутри его стен. С другой стороны, старинные тексты и дожившие до наших дней обычаи содержат целый ряд указаний на то, что эти земляные сооружения использовались для проведения празднеств. Причем это были настоящие «всенародные гуляния», отмечавшиеся хоть и по церковному календарю, но сообразно с циклом крестьянской жизни. Чаще всего, очевидно, их устраивали на смене или пике времен года, чтобы попросить мрачную зиму поскорее уступить место новой жизни. Таким образом, они так или иначе посвящались культу плодородия. На эти праздники собиралось население всей округи. Возможно, там же устраивались и ярмарки. 

Майские праздники и ярмарки проводились, да и сейчас проводятся не только на Британских островах, но и во многих других районах Европы. И повсюду они сопровождаются теми или иными ритуалами. Это и уже упоминавшееся «катание сыра», и игра в мяч, еще в XIX в. она проводилась молодежью в Вербное воскресенье на холме Клей Хилл в Уайлтшире, хотя тогда уже никто, конечно, не задумывался над культовой подоплекой действа. На самом деле ритуальные игры в мяч входили в древности в церемониал многих «натуральных религий». Наконец, в XX в. в тех же «крепостях» тоже устанавливали Майский шест, увешивали его длинными лентами и водили вокруг него хороводы. 

Томас Гарди в романе «Вдали от обезумевшей толпы» (1874 г.) пишет: «В этом году все собрались на вершине одного холма, где еще сохранились части древнего земляного вала, точнее, вала и рва, овалом окружавших вершину холма. Повреждены они были лишь местами. К каждому из входов по обеим сторонам овала вела путаная дорожка, и те десять или пятнадцать моргенов земли, которые были окружены этими стенами, служили площадью для ярмарки». Гарди рассказывает о традиционной осенней ярмарке овцеводов, проводившейся в течение многих веков ежегодно 18 сентября в «крепости каменного века» на холме Вудбери Хилл в Дорсете. 

Древние германцы почитали лошадь как священное животное. Наскальные рисунки в Виттлюкке (Швеция) изображают тех же животных, хотя и в меньшем масштабе, образец которых представляет «Белая лошадь» в Уффингтоне. Поэтому ученые предполагают, что уффингтонский рисунок относится к той же эпохе. 
Хорошо, а огромные лошади зачем? Тут полной уверенности нет, хотя кое-какие догадки имеются. Многие британские исследователи, в том числе Гарольд Бейли, полагают, что образ леди Годивы, ездившей на белом жеребце, прикрывшись лишь длинными волосами, восходит к древней богине Гифе, «Великой Матери», имя которой переводится как «Кобыла». Лошадь могла служить символом плодородия, как и Великан из Серн-Эббаса, роль которого как божества плодородия несомненна, если вспомнить о его поистине сверхчеловеческих гениталиях и об обычае бездетных женщин «спать с ним». 

Древний ритуал плодородия или фривольная игра? 

Самое удивительное, что лошадь фигурирует не только среди наскальных рисунков, но и, так сказать, «живьем» во время Майских праздников в Британии, причем в не менее своеобразной форме, чем драконоподобная «лошадь» из Уффингтона. Так, по улицам города Пэдстоу в Корнуолле в день 1 мая движется большая деревянная лошадь, похожая, правда, не столько на коня, сколько на неуклюжую лодку. Лишь лошадиная голова, украшающая деревянную станину, показывает, что она должна означать. Эта «лошадь» ведет себя весьма фривольно: завидев молодую женщину, она бежит за ней, стараясь ухватить за какие-нибудь части тела. 

В том, что это не просто фривольная игра, убеждает сравнение этой «майской лошади» с другими такими же лошадьми из британских народных обычаев. В Майнхеде, Эбботс Бромли и Фолкстоуне на Майские праздники тоже носят деревянных лошадей и тоже пристают к женщинам. Лошадь может выступать и в более серьезной роли, например, на Рождество, предшественником которого был, как известно, праздник Середины зимы. На Британских островах Рождество и в наши дни иногда называют его древним именем: Юлтайд. Вспомним, что у тех же шведов Рождество называется просто Юл. На английский праздник еще до недавнего времени носили на палке лошадиный череп или деревянную голову коня, украшенную разноцветными лентами. Носил ее мужчина, с ног до головы укутанный в ткань, переходя от дома к дому. Называли его Олд Хоб, «Старый Бродяга». 

Есть, наконец, еще одна догадка, почему белые лошади означают языческие праздники, соответствующие определенным временам года. Как известно, танцы вокруг Майского шеста — обычай не только британский. Встречать весну этим символом, украшенным разноцветными лентами, особенно любят, например, в сельских районах Баварии, где такие празднества ежегодно устраиваются и в наши дни. Только в Англии ленты белые и красные, а в Баварии — белые и голубые. Так вот, в Баварии существовал обычай: пока праздник не начался, молодые парни одной деревни пытались украсть Майский шест другой. В древности это, вероятно, означало добычу лишнего символа плодородия для своей деревни, чтобы в ней урожай был лучше. 

Танцы вокруг Майского шеста 

Стоит ли после этого удивляться, что в Холледау, в самом сердце Баварии, существовал и такой обычай: выкрасть, пока праздник не начался, белого жеребца из соседней деревни? 

Где граница между научной догадкой и чисто спекулятивными домыслами? Ясно лишь, что гигантские наскальные рисунки Британии имели культовый характер и что они были тесно связаны с годичными циклами крестьянской жизни, с молениями о плодородии, деторождении и урожае. И все же тут еще много загадок. Почему, например, эти рисунки были такими большими? Увидеть их во всей красе можно только с воздуха. Отсюда — масса фантастических теорий о том, кто и для кого их создал. 

Стопроцентно доказанным, видимо, можно считать лишь одно: любовь англосаксов ко всяким нелепицам и преувеличениям родилась не вчера, а была присуща еще их далеким предкам.

Ссылка на источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.